Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

глаза выпучил

(no subject)

Сходили с Таней на "Нелюбовь". Как же режиссер Звягинцев ненавидит всех этих гнусных людишек, которые живут в своих мерзких ипотечных квартирках, толкутся в вонючем метро, пялятся в свои кредитные айфоны, работают на бессмысленной работе, эпилируют свои отвратительные лобки, жрут свои невкусные бизнес-ланчи, смотрят "Дом-2", тупо пялятся на Киселева, играются в войнушку, трахаются, рожают ублюдков, теряют ублюдков, рожают новых ублюдков. И не способны эти людишки не чувства и созидание, а способны только нести пафосную чушь, которую они услышали по телевизору. Иной скажет, что это — русофобия, но мне кажется, что режиссер Звягинцев искренне ненавидит homo sapiens как вид. И в Америке он снимал бы такое же кино про американцев, а в Стране Догонов — про догонов. Эта ненависть столь всеобъемлющая, что вызывает определенное уважение. Режиссер Звягинцев стоит пред вратами рая с огненным мечом и никого из ничтожных людишек туда не собирается пускать. Чувак реально возомнил себя апостолом Петром. Уважуха.




глаза выпучил

(no subject)

У литературной премии "Русский Букер" кончился договор с предыдущим спонсором, банком "Глобэкс", а нового пока не нашли. Оргкомитет рассылает тревожные письма, новый сезон под вопросом. Как и судьба всей премии. Забавно, что перед сменой спонсора всегда происходит какой-нибудь безумный скандал. В 2005 закачивался договор с "Открытой Россией". Тогда члены жюри устроили заговор против председательствовавшего Василия Аксенова и против его воли выбрали победителем Дениса Гуцко. Василий Павлович бушевал от ярости, кричал ни в чем не виноватому Гуцко "Да кто вы вообще такой?", а ехидные люди хоронили "Букер". Собственно "Большая книга" с ее принципиально другими механизмами выбора победителя была придуманна именно по итогам того скандала.
В 2010 году заканчивался договор с BP и, в качестве прощального подарка нефтяникам, премию вручили Елене Колядиной за роман "Цветочный крест". Ехидные люди веселили друг друга порнографическими подробностями из книги-победителя и дежурно хоронили "Букер". Тогда современный русский язык обогатился понятием "афедрон". Спонсора в тот раз искали долго и, в итоге, "Букер" пропустил сезон.
И вот, 2016 год, последний сезон банка "Глобэкс". Премию получает книга Петра Алешковского "Крепость", которую ехидные люди тут же разобрали на смачные цитаты вроде "нищета фистуляла утиными шажками в кожаных поршнях".
Итого мы имеем пяти-шестилетний цикл спокойной жизни премии, в конце которого пятна на солнце диктуют очередному жюри веселое решение. Тучные годы заканчиваются всеобщей истерикой и поисками нового спонсора.
Я очень надеюсь что "Русский Букер" найдет очередную тихую и обильную гавань. Я, как законченный лентяй в этом кровно заинтересован. Именно выбор "Русского Букера" чаще всего вызывает ощущение легкого недоумения, а ругать его легко и приятно.
глаза выпучил

Приключения неандертальцев: "ЧП районного масштаба" Юрия Полякова

У меня на сайте "Горький" есть рубрика — "Заслуженно забытые книги"

Николай Шумилин — первый секретарь райкома партии в крупном городе. Он требовательный трудоголик с неплохими карьерными перспективами. Под него уже освободилось место в горкоме. Но и на солнце бывают пятна — у Николая не все в порядке дома. Отношения с женой разладились, так как из-за напряженной работы он почти не видит семью. В старые пуританские времена это бы испортило молодому человеку карьеру, но теперь начальство все понимает. Николай отправляется в отпуск один, плавает в море, занимается подводной охотой, пьет южное вино. Вдруг звонок: в райкоме Чрезвычайное Происшествие! Кто-то ночью забрался в зал заседаний и устроил погром: разбиты сувениры, кубок городской спартакиады похищен, на полу пятна портвейна. Храм комсомола осквернен, но милиция уже приступила к розыску преступников.

Никто не говорит, что Шумилин виноват в происшествии. Ну да, не сторож он зданию райкома, не обязан он его охранять его круглосуточно. Он был в заслуженном отпуске, он на хорошем счету у начальства, он должен скоро пойти на повышение. Но есть одно но. Райком осквернила молодежь. А кто отвечает за состояние районной молодежи? Райком и лично товарищ Шумилин. И вот уже поступают негативные сигналы сверху. Возникают неудобные вопросы. «А может, тебе, Николай, штабную жизнь на передний край сменить? Встряхнуться?!» На БАМ, скажем.

Несмотря на ЧП районного масштаба, Николай продолжает жить своей обычной жизнью: с утра до вечера он объезжает подведомственные заводы и стройки, проверяет работу подчиненных, готовится к слету. А еще нельзя забывать и о личном. Есть в районной поликлинике симпатичный участковый врач Таня. Николай приглашает девушку на свидание, они отправляются в районное кафе, где случайно обнаруживают украденный кубок. Им какой-то паренек расплатился вместо денег. К пареньку уже едет опергруппа, коллеги и милиционеры восторгаются детективным даром товарища Шумилина, о всех неприятностях можно забыть, даже жена звонит и хочет поговорить, разобраться с проблемами. Но тут автор все сворачивает к неожиданному, шокирующему, внезапному и банальному финалу.

Наверное, из всех текстов, которые до этого проходили в рубрике «Заслуженно забытые книги» «ЧП» легче всего читается. Это приятная, хорошо, пусть и несколько однообразно, написанная проза. Сейчас трудно найти в «ЧП» какую-то особо полезную пищу для ума, но тогда, в 1985 году, когда текст впервые был опубликован в «Юности», шок был колоссальный. Комсомольские вожди среднего звена, цвет нации, ее опора и надежда, круглые сутки проводят на работе, но пользы от них нет никакой вообще. У них нет никакого КПД. Убери талантливого управленца Шумилина из этой жизни — и не поменяется вообще ничего. Их деятельность — набор формальностей. Формальные встречи с активом. Формальные заседания. Формальные проверки. Формальный прием в комсомол. Более того, если они вдруг начинают что-то делать всерьез, от души, не формально, то от этого всем становится хуже. Юноша Юрий, осквернивший райком погромом и распитием, не был принят в комсомол. Всех одноклассников приняли просто так, а этого спросили: «А почему ты вступаешь в комсомол?» Ему бы что-то буркнуть про Ленина, а он честно ответил: «Так ведь все вступают». В итоге Юру не приняли, он разозлился и устроил хулиганство.

В нашем постмодернистском мире трудно себе представить новость из жизни вождей или чиновников, которая бы нас искренне поразила. В СССР о многом знали, о еще большем догадывались. Но тут комсомольцев высмеивает официальный молодежный журнал. Граждане выпадают в осадок. Автор повести, Юрий Поляков, который написал ее в 1981-м, а опубликовать смог лишь четыре года спустя, тут же превратился в одного из героев перестройки. А в 1986 году даже получил премию Ленинского комсомола. Спасибо, что выявили недостатки организации, товарищ Поляков. Исправим.

Не исправили. В 1988 году режиссер Сергей Снежкин поставил по мотивам «ЧП» одноименный фильм. Различия между повестью и фильмом — это различия между СССР 1985 и 1988 годов. Страна уже совсем другая. Шумилин в повести — симпатичный парень, не вредный, не карьерист, просто он работает на бессмысленной работе. Шумилин из фильма в исполнении Игоря Бочкина — плохой человек. Погром райокма происходит в то самое время, когда комсомольский босс веселится на оргии в сауне. Жена Галина хочет бросить Шумилина не из-за трудоголизма, а из-за его разврата. После ссоры следует примирительный секс, во время которого герой думает, что жену нужно убить, а то она его карьере мешает.

Таня в фильме уже не предмет воздыханий, а действующая любовница. Шумилин насилует ее на кухонном столе, положив лицом к телевизору. В телевизоре выступает Брежнев. Метафора топорна и понятна — Брежнев насилует советских граждан, как Шумилин свою подругу. Комсольцы и комсомолки в полотенцах пьяные в сауне, два половых акта за картину, пусть и снятые крайне целомудренно, — это было очень круто для 1988 года.

В 1985 году мы видим просто бессмысленную неработающую систему. В 1988 году это уже машина без тормозов, которая летит под откос. Спасения нет и никого не жалко. Сценарист картины — сам Юрий Поляков, тогда звезда журналистики и остро актуальный прозы, а ныне литературный барон и главный редактор «Литературный газеты». Он любит с ностальгией вспоминать о советской власти и комсомоле. Якобы его близкий к тексту сценарий был изнасилован, изменен, испоганен режиссером Снежкиным.

В практически официальной биографии Полякова, которая вышла в серии «Жизнь замечательных людей» (в подсерии «Жизнь продолжается», которую «Молодая гвардия» специально придумала для тех, кто замечателен, но здравствует), эпизод описывается так: «Переделывая литературный сценарий в режиссерский (такова была принятая технология), Снежкин ссылался как раз на то, что у кино свои законы и свой язык, который намного грубее литературного, а потому для него больше подходит «черно-белый» формат. Снежкин расчеловечил Шумилина, сняв фильм, на идейно-художественном уровне подтверждавший его личное убеждение, что советская власть не имеет права на существование. <…> Когда Поляков увидел, что получается у Снежкина, он попытался возражать, но ему ответили: вы не понимаете законов киноискусства. <…> Герой фильма — конченый мерзавец и карьерист, легко переступающий через судьбы людей, в том числе близких. Это наглядно показано в эротических сценах, с женой в спальне и любовницей на кухне, вызвавших особый интерес у не избалованного эротикой советского зрителя. Таким мог стать герой Полякова годы спустя. Мог, но не обязательно бы стал!».

Россию образца 2017 года модно сравнивать с Советским Союзом. Идем той же дорогой, Путин — тот же Брежнев, «Единая Россия» — новая КПСС, а различные младоединороссы — клон комсомола. Текст Полякова доказывает, что нет. Как ни крути, но невозможно представить себе на месте Шумилова и его заместителей Якименко, Потупчик и Федоренчик. Люди с тех пор поменялись радикально. В 2017 году книга о комсомольцах читается как текст о жизни неандертальцев.

https://gorky.media/reviews/priklyucheniya-neandertaltsev/

глаза выпучил

Роман Всеволода Кочетова "Чего же ты хочешь"


На "Горьком" я рассказываю про заслуженно забытые книги. Вот статья про антологию русской конспирологии, роман Всеволода Кочетова "Чего же ты хочешь". Там советские граждане со стриптизом борются.
«— Феликс… — Там иностранка, из Англии, из Америки – не знаю, откуда, показывает стриптиз.
– Что?!
– Да-да, надо это остановить. Нельзя это!»
Подробности по ссылке
https://gorky.media/reviews/samyj-strashnyj-dyavol/
глаза выпучил

(no subject)

Юрий Николаевич Афанасьев -- классический господь Саваоф. Он создал свет, небо и земную твердь на Миусской улице, заселил ее людьми, животными, преподавателями и студентами, немного с этой вселенной поигрался и ушел на покой. Мы жили в раю, а потом стали слишком умными. И нас из рая выгнали, кого через пять лет, кого даже раньше. Афанасьев был большой, шумный, суровый, резкий, но добрый. Студенты к Афанасьеву относились по-разному. Жаловались, что стипендии маленькие, а охрана слишком рьяно проверяет пропуска. В 1990-х важнее проблем не было. Называли его даже в минуты злобы довольно ласково -- Афоней. Распускали слухи, что по проложенным во дворе РГГУ трубам прямо в кабинет ректора поступает свежее пиво. О его тяге к спиртному ходили легенды. Когда он как-то раз пришел в университет с пластырем на носу и все зашептались: "Ага!" В 1999 году в РГГУ был специальный митинг против Афанасьева. Это была часть предвыборной кампании против Лужкова. Как я понимаю, все организаторы того митинга сейчас так или иначе встроены в российскую политическую систему. В 2003 Афанасьев передал власть Невзлину. Тогда ЮКОС прикупил себе РГГУ за 100 миллионов долларов, по слухам перевести успели только первые пять и на эти деньги отремонтировали столовую. Прямо на вручении дипломов в какой-то момент Афанасьев устало сел на стул, а Невзлин встал. Было очень символично, ну а что стало потом с Невзлиным мы все помним.
глаза выпучил

(no subject)

Нельзя телочек, нельзя и "Тангейзер"
1. Телочки, безусловно, отвратительное слово. По одной простой причине -- оно дегуманизирует. Так же как "укроп", "колорад" или "вата". Вместо женщины или девушки -- юная корова, вместо людей с отличающейся от твоей национальностью или другими взглядами -- растение, насекомое и материал.
2. Не менее отвратительно слово "быдло". Как же прекрасно называть людей, чье образование, вкусы и представления об этике отличаются от наших, крупным рогатым скотом. Да еще и в среднем роде. Интересно, а сколько возмущающихся телочками регулярно используют слово "быдло"?
3. Ну, конечно, нельзя сравнивать религиозных фанатиков и женщин. Хотя бы потому, что женщиной рождаются, а верующим и, уж тем более фанатиком, становятся. И у социальной группы "феминистки" гораздо меньше возможностей, чем у социальной группы "околорелигиозные сумасшедшие". И в суд на "Меудзу" никто не подавал. Но тут в другом проблема -- если общество встает на путь обиды за слова, то оно уже не может с него свернуть. В 1990-х и в начале 2000-х постоянно каких-нибудь нехороших людей регулярно судили по 282-й статье. И прогрессивная общественность радовалась -- фашисты получили свое. Угу, сколько потом по этой статье мучили людей разной степени прогрессивности? Понятно, что тут каждый случай нужно рассматривать отдельно. Но это все история про толерантность общества к обидам. Поэтому там, где обижаются на телочек и медуз, там же обижаются и на "Тангейзер".
глаза выпучил

(no subject)

Я тоже посмотрел фильм про водку и китов. Все крики, что дескать режиссер Звягинцев ненавидит ненавидит русских, православных, женщин и социальную группу чиновники абсолютно беспочвенны. Режиссер ненавидит абсолютно всех людей. Герой артиста Серебрякова столь же омерзителен, как и все остальные. Ненависть к человечеству есть важное для творца качества. Не единственное и не обязательное, на важное.
глаза выпучил

(no subject)

А знаете когда человек сходит с ума? Когда он начинает злоупотреблять местоимением "мы" во всех склонениях. Ну и притяжательным местоимением "наш". И не важно, о ком идет речь, о прозорливом патриоте, или о юной мамаше. "Мы вырвали победу", "Наши войска штурмуют/удерживают", "Наши парни в данный момент", "У нас есть интересы в Гондурасе", "Мы только что сходили на горшок". Все это -- симптомы безумия.
глаза выпучил

(no subject)

Я вчера видел пикапера 80-го уровня. Он говорил по телефону: "Оля! Или ты здесь, или ты умерла!"
глаза выпучил

(no subject)

Я не ходил на митинг, причем не ходил вполне осознанно. На то было две взаимоисключающие причины. Причина первая -- я не хотел идти под украинским флагом и кричать "Слава Украине". Вторая причина: после рекламы митинга в метро я представил себе как оказываюсь на шествии под флагом Новороссии и под лозунгом "Слава Путину-миротворцу".
Ну, о-кей, второго, в итоге, не произошло. Вернемся к первой причине. Я ничего не имею против "Славаукраинегероямитакдалее" и сине-желтого флага. Нормальный лозунг, хороший флаг. Но я в упор не понимаю как размахивание и произнесение на шествии в Москве может помочь остановить войну.